Последние новости раздела

Заметки из прифронтового блокнота: Созрели хлеба у подножья холмов белогривых

26.07.2017 18:20
Распечатать новость Уменьшить шрифт Увеличить шрифт
Отличительный знак хлебной нивы у линии фронта.
Отличительный знак хлебной нивы у линии фронта.

Рассказ о семейном экипаже, который из металлолома построил комбайн, летавшем в обнимку с бензобаком мужике и обосновавшемся в фазаньем углу потомке Микулы Селяниновича.

 

Если труд угоден небесам

Отсюда, с поля близ села Зерновое, отчётливо слышна возня на линии боевого соприкосновения. Однако водитель зерновозки и экипаж окрашенного в салатный цвет комбайна исходящую из траншей опасность воспринимают как досадную помеху. Вроде чернильной тучки, которая угрожающе нависла над бурыми с ковыльной сединой холмами.

Эти белогривые холмы бесценны. В них сокрыты сотни тонн мелкодисперсного драгметалла, который принёс известность Карлинскому золоторудному месторождению.

Но главное богатство рядом, у подножья, где лежат тучные чернозёмы Дикого поля. Вот уже четыре века подряд с их щедрот кормится землепашец, а также семеро других граждан, считающих, что орудовать ложкой сподручнее, нежели сохой.

К нахлебникам безо всякой натяжки следует отнести и тех, кто по милости правителей оказался втянут в эту войну. Да, пострелушки и рытьё окопов тоже труд. Тяжёлый, кровавый. Но он едва ли будет угоден небесам. И уж, конечно, его не сравнить с работой главного кормильца планеты.

Жатва в разгаре.

 

На бегу колосья поглощая...

С этого места до линии фронта час ходу размеренным шагом. То есть, комбайн цвета салатного листа пребывает в зоне поражения «дозволенного» Минскими соглашениями оружия.

- Не страшит такое соседство? - спрашиваю водителя зерновозки.

Однако тот лишь пожимает обтянутыми выгоревшей рубахой плечами: «Дескать, зачем задали вопрос, на который всё равно нет ответа?», - и, словно успокаивая железного коня, проводит по мятому капоту ладонью.

Столь уважительное отношение к ветерану советского автомобилестроения вполне объяснимо. Зерновозка на семь лет старше своего хозяина.

Зато комбайн выглядит так, словно только  сошёл с заводского конвейера. Он чем-то напоминает стремительно-резвое животное, которое не бегу поглощает полновесные, словно крупицы сокрытого в белогривых холмах драгметалла, золотники колосьев.

 

Мозоли в графе «убытки» не значатся

У командира семейного экипажа Сергея усы под цвет поседевших холмов и кулаки такой плотности, что ими впору колоть орехи. Однако землепашцу в страду недосуг крушить скорлупу. Есть дела поважнее.

Только сегодня дожди уступили место солнцу на левом берегу Кальмиуса, где лежит земельный надел - семейная собственность отца и сына Дмитрия.

Поле совсем крошечное. Салатного цвета зверь его бы выгрыз за четверть часа. Но изношенной «Ниве» здесь работы на полдня. Это лишь семь лет она именуется, как и при рождении, комбайном. А в промежутке - грудой ржавого железа. В ведомости от 2007 года так и указано: «Выдано в счёт погашения долга по зарплате такое-то количество металлолома».

Однако «Нива» избежала участи списанной сельхозтехники, с которой успели снять представляющие малейшую ценность шестерёнки. Три долгих года Сергей с домочадцами по винтику восстанавливали эквивалент заработной платы.

За истекшее время было стёрто до основания более сотни дисков для «болгарки», израсходовано полтора пуда электродов, пол-литра зелёнки, около полусотни метров бинтов. Последнее ушло на дезинфекцию порезов и перевязку рук, которые ежеминутно соприкасались с ржавым железом.

Дополнительно приобретённые главой семейства и помощниками мозоли в графу «убытки» не вошли. Как, впрочем, и многое другое, что выпадает на долю землепашца, этого пасынка Отечества и Небес.

 

Смертельные шипы для бригады Ангелиной

Здесь была база славных трактористок.


О бригаде дважды Героя Социалистического труда Прасковьи Ангелиной написано немало. Своеобразной данью этому сугубо женскому коллективу является музей на одной из улиц Старобешево, которую бессменно сторожит прадедушка современных тракторов.

При жизни Родина щедро одаривала своих дочерей. Если собрать воедино все ордена и медали, которыми были награждены землячки Паши, то их едва ли оторвёт от помоста даже такой богатырь, как Дима Халаджи.

Однако путь бригады был устлан не только розами, но и смертельными шипами. По сути дела, держава, пусть не подозревая тогда о последствиях, медленно убивала Прасковью Ангелину и её боевых подруг.

Большинство из них умерло от цирроза печени. Правда, употребляли они не спиртное, а керосин, который после каждой смены полагалось сливать из топливного бака в учётную ёмкость. А так, как тракторные баки не имели крана-отстойника, операция осуществлялась при помощи шланга.

Эта операция хорошо известна старым водителям, которые за свою трудовую деятельность выхлебали ни один литр бензина. Правда, перед бедолагами никто не извинился. Даже посмертно.

 

Летел мужик в обнимку с бензобаком

От комбайна остался только изрешеченный бак. 


Знаменитую бригаду, не побоюсь этого слова, убили дважды. Тогда и теперь, в наши дни. К такому грустному выводу я пришёл, когда постучался в дверь стоящего на отшибе казарменного кроя дома. На его испятнанной осколками стене табличка. Она гласит, что здесь с 1933 по 1959 годы располагалась тракторная бригада Прасковьи Ангелиной.

Впрочем, моя деликатность оказалась излишней. Судя по заросшим вровень с крышками травой ульям и заснованным паутиной горелкам газовой печки, люди давно ушли отсюда.

Причину поспешного бегства хозяев объяснил не назвавший себя гражданин. Он весь состоял из сухожилий, выпиравших мослов и ухитрялся каждую фразу завершить восклицательным знаком:

- Как только бригаду накрыло первым залпом, - проорал гражданин, - так народ сразу и сдриснул! А я, дурак, полез тушить загоревшиеся комбайны! Но тут лёг второй залп! И я полетел в кусты вместе вон с тем бензобаком! В нём теперь осы живут!

Судьба продолжала благоволить к обладателю яростного голоса. Едва он успел укрыться за дисковой бороной, лёг третий залп:

- Крайние диски разлетелись, как тарелочки для стендовой стрельбы! - продолжал нажимать на восклицательные знаки абориген. - Я потом парочку нашёл за полсотни шагов! Рядом с воткнувшимся в землю реактивным снарядом!

Взглянуть «одним глазом» на снаряд я отказался. Точно такой же, только калибром поболее, торчит под окнами районной сельхозуправы. Прохожие поначалу пролетали мимо него рысью, а теперь равнодушно швыряют окурки в остывшее сопло.

 

В гостях у потомка Микулы Селяниновича

Я уже упоминал о подспудном влечении, которое всякий раз приводит меня в диковинное место или к необычному человеку. Так случилось и в этот раз. Заинтересовался шумом малолитражного двигателя и прямиком вышел на ярко выраженного потомка Микулы Селяниновича.

- Не терпеть же такое безобразие на границе моего огорода и чужого хлебного поля, - молвил гражданин, выключая мотоблок, при помощи которого велась ожесточённая битва с распоясавшимися сорняками.

Назвавшийся Александровичем новый знакомый плечами на косую сажень не тянет. Но ведь былинный богатырь Микула Селянинович бицепсами тоже не блистал. А великана Святогора в лужу посадил.

Так и Александрович. Силушка в руках чувствуется такая, что железный конь опасается взбрыкнуть.

Потомок Селяниновича из тех, кто городскую квартиру считает душной клеткой. Поэтому чуть не расцеловал купчую на усадьбу, у крыльца которой разгуливают фазанихи с выводками.

За неполные три года обзавёлся бычками, птицей, посадил картошку с помидорами и огурцами. Глядя на ухоженный уголок, песни петь хочется. Но главное приобретение Александровича - окрестности.

Они пропахли созревшими нивами, луговым сеном и рождающими прохладный уют клёнами, которые с двух сторон оберегают от суховея камышовую балку.

- Приезжайте попозже, - говорит хозяин. - Скажем, годика через два. Я к тому времени собственный пруд от ила расчищу, карасей разведу. Впрочем, можете оставаться и сегодня. Ведь человек, как и птица, в глотке вольного воздуха нуждается.

Сам же хозяин лучшим отдыхом считает сенокос и прочие работы по хозяйству. То есть предпочитает себя видеть с сошкой, извините - мотоблоком, а не с ложкой в праздной руке.

А коль так, то за судьбу земли, которая приобрела в лице потомка Микулы Селяниновича ещё одного радетеля, можно не беспокоиться. Александрович из тех мужиков, кто себя сумеет прокормить и другим не даст помереть с голоду.

Семейный экипаж.

 

Сергей ВАСИЛЬЕВ.

Фото автора.



Теги: Украина, Донбасс, война, Донецкая область, жатва, тракторист
    • Очаровательная Николь Кидман превратилась в другую знаменитую киноблондинку (ВИДЕО) Очаровательная Николь Кидман ...
    • Оскар-2014: лучший фильм года - "12 лет рабства" (ВИДЕО) Оскар-2014: лучший фильм года - ...
    • Сексуальная Навка и её мужчины приготовили новые трюки!  Сексуальная Навка и её мужчины ...
    • Топ-50 суперголов лучшего футболиста мира! Топ-50 суперголов лучшего ...

Вверх